Сибирская Белоснежка . Как для многодетной матери лес стал кормильцем

Сибирская «Белоснежка». Как для многодетной матери лес стал кормильцем

Наталья Ризоева живёт в Красноярске. При этом свободно ориентируется в тайге, куда очень часто ходит одна. Собирает грибы, лесные ягоды и другие дикоросы, а потом продаёт на рынке, чтобы прокормить детей — их у неё семеро. Почти что Белоснежка — на сибирский манер.

Чтобы на себе испытать, каково это — заниматься народным промыслом, корреспондент «АиФ-Красноярск» отправился с Натальей в лес за ягодами.

Сотни километров за дикоросами

Своих семерых ангелочков многодетная мать любит беззаветно, хоть и воспитывает строго. Больше «строжить» некому: с мужьями не сложилось. Старший сын Александр уже совершеннолетний. Поступил в машиностроительный колледж, помогает по дому, присматривает за младшими. Самый маленький — Артёмка. Ему годик, Коле — два с половиной, Данилу — 9, Кириллу — 11, Регине -12, Верочке — 15.

На вопрос, зачем так много нарожала, женщина отвечает бойко: «Выполняю поручение президента Путина — повышаю рождаемость в стране!»

Прокормить такую ораву не просто, поэтому лес для Натальи — настоящая работа, которая приносит прибыль. Обычно женщина выезжает часа в 4 утра, но на этот раз сделала исключение.

Отправились за клубникой за сотню километров от города в сторону Енисейска. В лесу от каждого шороха озираешься по сторонам. Тут свои порядки, свои правила. Жутковато. То пауки, то комары, то слепни — всякой живности хватает. В такой глуши и медведь может выйти.

«Здесь-то чего бояться? — удивляется Наталья. — Вот когда езжу за брусникой в Саяны, там другое дело! Места по-настоящему дикие: змеи кишат, снежные барсы водятся, медведи. Но меня ничто в жизни не пугает, кроме неизлечимой болезни. Кто моих детей вырастит?!»

Работа промысловика полна трудностей. Сколько километ­ров за 12 лет прошла Наталья, чтобы найти грибные и ягодные места, никто не знает. А её «Мазда Демио» девяностых годов выпуска исколесила столько просёлочных грунтовых дорог, что не каждый джип сможет осилить. За сезон она собирает до 100 вёдер грибов и 50 — ягод, а ещё заготавливает лечебные травы, черемшу, сосновые шишки, делает букеты из лесных цветов на свадьбы и корпоративные праздники.

Иногда женщину в походах сопровождает собака Герда, настолько преданная, что одно время таскала черемшу у других промысловиков, пока хозяйка не поймала её за этим нехорошим делом.

Офис среди берёз

Наталья, хоть и живёт в мегаполисе, производит впечатление человека простого, деревенского — наверное, от близости к природе, но в то же время она деловитая, умеет ценить своё время. Обходительной её не назовёшь. Да и ни к чему в лесу обходительность. Её прямота граничит с резкостью, а от пристального взгляда порой становится не по себе.

«Где я научилась в людях разбираться? — рассуждает Наталья, отправляя очередную горсть клубники в ведро. — На рынке! Народу-то за день проходит столько, что и не сосчитать».

Ягода на удивление крупная, одна к одной, как садовая. Собирать её в удовольствие. Но это для меня, привыкшей ездить за грибами-ягодами больше в качестве прогулки. Для Натальи промысел не развлечение, а работа — такая же, как любая другая. Только не надо сидеть в офисе, за компьютером. Задача простая, казалось бы — собрать клубнику. И вроде бы мы всё делаем одинаково, только в моём ведре нет и половины, а она уже полное набрала. Как говорится, ловкость рук!

«Вот ты бы отдала свою ягоду за полторы тысячи? — спрашивает Наталья с улыбкой и смотрит испытующе. — И я не отдам! Кто хочет бесплатно, пускай едет сам и собирает!»

И правда, поклонившись каждому клубничному кусту, поползав на коленках на солнцепёке, покусанный комарами и другими насекомыми, названий которых даже и не знаешь, понимаешь истинную цену труда промысловиков.

Лес для Натальи — это и рабочее место, и фитнес, и релакс одновременно. Здесь она отдыхает от бытовых проблем. Приезжает домой — там свои заботы: приготовить, постирать, посуду перемыть, полы вымыть. Не заскучаешь. Иногда она берёт в лес старших детей.

«Поехать всей семьёй на природу не получается — не входим все восемь человек в пятиместную «Мазду». Вот если бы многодетным государство подарило по минивэну, — мечтательно говорит Наталья. — В крае не так много семей, у кого больше пяти ребятишек. Мне самой такую машину не купить… »

Вообще-то она не из тех, кто любит жаловаться. Привык­ла сама работать и нытиков не выносит, да и на государство сильно не надеется, хотя от помощи не отказывается и права знает: в своё время, когда она осталась с детьми практически на улице, ей выделили деньги на покупку жилья.

И самое удивительное. Хотя у Натальи семеро по лавкам, причём одна дочка на инвалидности, женщина находит время заниматься общественной деятельностью в НКО «Тройняшки» и помогает другим многодетным семьям. Когда только успевает? Таких в народе называют «электровеник».

«Наверное, это и есть самое подходящее слово, — соглашается многодетная мать, ставя вёдра с клубникой в багажник. — А теперь поедем за грибами. Вон в том лесу каждый год собираю».

Итак, попрощавшись с ягодной поляной, едем охотиться за груздями, лисичками и белыми — что попадётся. Наталья в этом плане привередлива: собирает только самые лучшие, молоденькие.

«Грибной сезон у меня начинается в мае, когда появляются самые первые сморчки, потом — белые, лисички, грузди, опята, — неспешно рассказывает женщина, наклоняясь, чтобы срезать очередного одноногого красавца. — А вот это лисички! Настоящие должны быть светло-жёлтого цвета. Если увидите оранжевые — это ложные, их лучше обходить стороной».

Прочесав окрестный лес, мы, наконец, отправились в обратную дорогу. В город вернулись уже около девяти вечера — усталые, но с полными вёдрами грибов и ягод.